Сейду Нууру Талль и французский колониализм

Сейду Нууру Талль стал посланником французской колониальной администрации после смерти своего тестя Эль-Хаджа Малика Си, ведущего тиджанийского марабута в Сенегале. Tалль путешествовал по всей Французской Западной Африке, поощряя выращивание товарных культур и побуждая к лояльности Франции. Французы часто упоминают его как «марабута африканских солдат».

Читать далее «Сейду Нууру Талль и французский колониализм»

Реклама

«Собрать плоды Судана для нашей страны»

czrej8eweaakbgt

Не только Османские администраторы обращались к опыту британцев в стремлении лучшим образом обустроить империю. Внимание к британскому успеху в строительстве империи, колонизации, и создании имперского патриотизма, вызывал также немалый интерес у египетских интеллектуалов, как раз в те самые годы, когда Египет находился в неоднозначном положении «колонизованного колонизатора» — колонизованного Британией, колонизатора по отношению с Судану. О том, как египетские националисты обращались к опыту Британии, пишет Eve Troutt Powell в своей книге:

Читать далее ««Собрать плоды Судана для нашей страны»»

О колониальном опыте

10433692_1524445391133753_9213402641078330748_n

Германцы перенимали колониальный опыт у русских, в Туркестане. А османские чиновники в основном у британцев. С этой целью даже совершались специальные поездки по британским колониям, например — тур по Британской Индии хиджазского вали Ахмеда Ратиба паши в конце 1880-х. Другими примерами служили французские и итальянские колонии.

Читать далее «О колониальном опыте»

Йемен и колониальный османизм

ottoman-yemen-1

Несмотря на разногласия относительно «османского колониализма», есть один пример, на счет которого очень многие ученые сходятся, как на случае вполне себе явного османского колониализма. Это Йемен.

Читать далее «Йемен и колониальный османизм»

Бремя белого человека в феске

Османские офицеры и люди из народности мехри в Йемене

В последние пару десятков лет среди историков османистов стал популярным тезис «османского колониализма» («колониального османизма»).  Суть его — в отношении танзиматского и пост-танзиматского Стамбула к арабским и африканским провинциям, а в широком смысле ко всем «нецивилизованным» (чаще всего кочевым) народам империи в 19-м веке.

Читать далее «Бремя белого человека в феске»

Три мечети

zakabannaya

Неожиданно заметил, что у этих трех мечетей одна дата открытия — 1926 год. Про каждую из этих трех мечетей принято говорить — «первая». И все три выполняли важную функцию в отношениях между имперским центром и мусульманами.

Читать далее «Три мечети»

«Less of a Malay and more of a Mussulman»

malay-king

О том, как британская колонизация привела к дальнейшей, более глубокой исламизации малайских монархий. Было:

«В отличии от мусульманских правителей Индии, малайские султаны, как и в целом население, не были похожи на религиозных людей. Хотя и мусульмане по вере, как пишет Клиффорд: «малайцы продолжали сперва быть малайцами, и лишь потом Мухаммеданами«. Он настаивал на том, что обычай, или адат, является «фетишем малайцев.  Перед ним даже хукум шара (Шариат), Божественный закон, безвластен».

Читать далее ««Less of a Malay and more of a Mussulman»»